Главная » Библиотека » Неразгаданная тайна ч. 1

Неразгаданная тайна ч. 1

Гибель туристов группы Дятлова

Дело о гибели девяти туристов из группы Дятлова, произошедшей при невыясненных обстоятельствах на Урале у горы Ортотен зимой в 1959 г., по-прежнему привлекает внимание общественности, и адвокаты – не исключение

Автор: адвокат АП Московской области Добровольская Светлана

Меня всегда притягивали тайны, разные необъяснимые события и факты. Еще с детства я больше всего любила читать детективы, где трагическое событие, казалось бы, на первый взгляд совершенно нелогичное, необъяснимое и таинственное на самом деле превращалось в хорошо продуманное убийство, связанное с прошлым героя, с секретами из его жизни. Прошли годы, юридическая профессия добавила цинизма, наложила свой отпечаток на восприятие мира и поступков людей в нем… Но обо всем по порядку.

Итак, эта история началась 16 января сего года. Я вместе с мамой находилась по делам в Крыму. Погода в тот день была пасмурная, и совершенно не хотелось выходить из квартиры. Лежа на кровати, я лениво просматривала информацию в планшете. Вдруг на глаза попался заголовок: «Новые подробности гибели группы Дятлова». Я смутно помнила детали трагедии, случившейся с 9 туристами на Урале у горы Ортотен зимой в далеком 1959 г., но мне стало интересно.

В самом начале статьи автор напоминал канву произошедших событий. Группа из 10 туристов (в основном, студентов Уральского политехнического института), возглавляемая Игорем Дятловым, в конце января 1959 г. отправилась в туристический поход по горам. 23 января 1959 г. они покинули Свердловск и в ночь с 24 на 25 января прибыли в поселок Ивдель. Во второй половине дня 26 января группа на попутке выехала из Ивделя в поселок 41-го квартала, где жили лесозаготовители и примерно в 20 часов туристы въехали в поселок. Там они заночевали в одном из домов и на следующий день (27 января) на санях с провожатым отправились в поселок 2-го Северного рудника, некогда входившего в разветвленную сеть ИвдельЛАГа. Во время пребывания в поселке один из членов группы – Юрий Юдин заболел, и ему пришлось вместе с возницей на санях отправиться в обратный путь. А группа туристов из 9 человек (Игорь Дятлов, Юрий Дорошенко, Людмила Дубинина, Семён (Александр) Золотарёв, Александр Колеватов, Зинаида Колмогорова, Юрий Кривонищенко, Рустем Слободин и Николай Тибо-Бриньоль) двинулась дальше в поход. Группа была хорошо снаряжена, имела большую палатку, печку, несколько топоров и охотничьих ножей. Все ребята были опытными туристами. Собственно на этом достоверная и подтвержденная свидетельскими показаниями история похода заканчивается.

Дальше происходят необъяснимые события. Группа Дятлова должна была 12 февраля закончить поход и оказаться в поселке Вижай, откуда надлежало дать телеграмму в УПИ. Но ни 12, ни 14 , ни 16 февраля группа не появилась. Тогда студенты УПИ забили тревогу. Не смог дать никаких пояснений и Юрий Юдин, расставшийся с группой 28 января. К 20-м числам февраля было решено начать поиски по маршруту движения группы. 23 февраля три поисковые группы выдвинулись в горы. 26 февраля на склоне горы Холатчахль поисковики обнаружили присыпанную снегом палатку. Это была палатка группы Дятлова. В ней находились вещи, одежда и продукты. Но людей не было. Однако сама палатка была изрезана ножом изнутри, как будто люди ее покидали в спешном порядке. В углу у входа была свалена практически вся обувь группы, продукты тоже были целы и лежали в глубине палатки. Перед палаткой была обнаружена штормовка Дятлова, в которой находились его паспорт и деньги. Это открытие вначале обрадовало поисковиков – туристы не стали жертвами бандитов-грабителей и, может быть, живы!. Но уже на следующий день под кедром были обнаружены два полураздетых мужских трупа (это были Юрий Кривонищенко и Юрий Дорошенко), спустя некоторое время лицом в сторону палатки, тоже легко одетые, без обуви (Игорь Дятлов в одном бумажном носке), были обнаружены еще три трупа – Игоря Дятлова, Зины Колмогоровой и Рустема Слободина. На всех умерших были следы телесных повреждений.

Поисковики недоумевали: Что заставило туристов в спешном порядке, без обуви, полураздетыми, покинуть палатку? Что их так напугало, что они от ужаса, желая быстрее выбраться, резали палатку изнутри и бежали в холодный снег и зимнюю стужу? Никто не знал ответа на данный вопрос.

Весь апрель 1959 г. в районе горы Холатчахль проводилась операция по поиску 4-х оставшихся членов группы. Метр за метром поисковики шли вниз горы в долину реки Лозьвы. За время поисков рождались самые разные версии: одни утверждали, что туристов убили огненные шары, другие говорили, что это дело рук охотников манси, третьи верили в сход снежной лавины, ну а кто-то додумался о том, что туристы стали жертвой сверхсекретных экспериментов советских ученых, якобы проводимых в этом безлюдном районе. Не прояснили ситуацию и найденные под толщей снега в овраге в начале мая (когда стал сходить снег) тела 4 членов группы – Людмилы Дубининой, Александра Золотарёва, Николая Тибо-Бриньоля и Александра Колеватова.

Далее автор статьи обрушивался на следователей, говоря о том, что они не приняли мер к должному осмотру места происшествия и что многие важные детали – в том числе следы на снегу, не были зафиксированы следователем Ивановым. Наибольший вопрос вызывал снимок следа армейского ботинка, сделанный одним из поисковиков, а также тот факт, что в палатке среди личных вещей дятловцев была обнаружена не принадлежащая им армейская обмотка, которая использовалась конвоирами НКВД в 40-х годах. Автор статьи задавался вопросом: откуда могли взяться следы армейской обуви (которой не было у дятловцев) и чужая обмотка в этой безлюдной местности?..

Не скрою, статья заинтересовала меня, и я стала искать похожие материалы на эту тему в интернете. Прежде всего я наткнулась на дурацкий американский фильм про перевал Дятлова. Сам по себе фильм ничего не прояснял, но было странно, что американцы вдруг ни с того ни с сего заинтересовались событиями в России 50-летней давности.

День подходил к концу. Надо было уже идти спать, но меня не покидало чувство, что разгадка тайны гибели группы Дятлова где-то рядом, просто мне пока не хватает информации…

Весь следующий день я лазила по интернету. Больше всего публикаций событиям, случившимся на перевале Дятлова, посвятила «Комсомольская правда». Кроме того, тайну происшедшего немного приоткрыл наш отечественный фильм «Тайна горы мертвецов. Перевал Дятлова». Из всего этого нагромождения версий, фактов, воспоминаний нужно было построить четкую картину. Для начала следовало понять, «кто был кто» в этой туристической группе, и я занялась изучением биографий каждого из участников злополучного похода.

Итак, вот что мне удалось установить:

Руководитель похода, студент 5-го курса УПИ Игорь Алексеевич Дятлов родился в 1937 г., то есть к моменту похода ему было 22 года. Но, несмотря на юный возраст, Игорь был уже опытным походником и талантливым ученым. Еще будучи на 2-м курсе (в 1956 г.), Игорь самостоятельно разработал и собрал УКВ-радиостанцию, которую опробовал в походе в том же году по Саянам. Он же был автором малоразмерной печки, найденной в палатке при осмотре. Известно, что Игорь ходил в походы разной сложности каждый год, а иногда и дважды в год – в летние и зимние каникулы. Все, кто знал Игоря, считали его человеком вдумчивым, не склонным к поспешным решениям. Игорь ухаживал (и не без взаимности) за Зиной Колмогоровой. Меня беспокоил лишь один вопрос: почему тогда Игорь не взял с собой УКВ-радиостанцию?

Второй участник похода – Юрий Николаевич Дорошенко – являлся студентом факультета подъемно-транспортных машин УПИ. Юрий родился в 1938 г., был на год младше Игоря, но тоже заядлый походник. Одно время Юрий Дорошенко ухаживал за Зиной Колмогоровой, но потом они расстались, оставшись друзьями. Таким образом, Юрий Дорошенко, Игорь Дятлов и Зина Колмогорова были давние знакомые, неоднократно вместе ходившие в поход.

Людмила Александровна Дубинина, 1938 г.р., была студенткой 3-го курса инженерно-экономического факультета УПИ. Людмила, так же как и ее товарищи, была заядлой туристкой, состояла в туристическом клубе института. За год до трагедии, в феврале 1958 г., она была старшей похода 2-й категории сложности по Северному Уралу. Описывая Люду Дубинину, все кто ее знал, отмечали, что она была мужественна (в походе по Восточным Саянам она получила травму ноги и выдержала болезненную транспортировку), любила петь и пела хорошо, а также увлекалась фотографией.

Семён (Александр) Алексеевич Золотарёв родился в 1921 г. в семье фельдшера на Кавказе в станице Удобной на границе Карачаево-Черкесской АССР. В 1959 г. ему исполнилось 37 лет, и он был самый старший участник похода. Золотарёв – самая загадочная личность данного похода. Он не имел никакого отношения к УПИ. До данного похода вообще не был знаком с ребятами и лишь на праздновании Нового 1959 года познакомился с Дятловым. Хотя его официально звали Семён, ребятам он представился под именем Саша и просил называть его именно так. Его биографию детально (в нескольких номерах) разбирала «Комсомольская правда». Но наиболее важные факты таковы: он прошел всю Великую Отечественную войну в действующей армии (с октября 1941 по май 1946 г. был в рядах вооруженных сил, но в боевых действиях участвовал лишь с мая 1942 г., то есть 7 месяцев проходил подготовку. Где и чему учился Золотарёв?). В 1944 г. стал кандидатом в члены ВКП (б), был комсоргом батальона и уже после войны вступил в партию. Семён Золотарёв имел четыре боевые награды. Военное прошлое Золотарёва разные историки описывают по-разному: кто-то говорит, что он был в годы войны сотрудником НКВД, работал в СМЕРШе 2-го Белорусского фронта, другие выдвигают версию о том, что он был иностранным шпионом. После войны Семён Золотарёв хотел продолжить военную карьеру и поступил в Ленинградское военно-инженерное училище, но попал под сокращение. В 1951 г. окончил Минский институт физкультуры, а к 1959 г. работал на Куровской турбазе инструктором. Примечателен тот факт, как Золотарёв попал в группу Дятлова. Вначале Золотарёв хотел идти в поход с группой Сергея Соргина по Приполярному Уралу, но обстоятельства изменились и «ему срочно надо отправиться к матери на Кавказ». Тогда он примкнул к группе Дятлова (где никого не знал), сославшись на то, что группа Дятлова должна вернуться из похода раньше, чем группа Соргина, возвращавшаяся 18 февраля. Но… разница в сроках возвращения обоих групп составляет четыре дня. Смешно. В то же время 20 января Золотарёва вносят в список состава группы Дятлова, при этом удлинение сроков похода на три дня уже никак не влияет на решение Золотарёва и он «забывает» о том, что должен ехать к маме. Этот факт наводит на мысль о том, что Золотарёва специально внедрили в эту группу органы госбезопасности. Вопрос: зачем?

Александр Сергеевич Колеватов, 25 лет, к моменту похода был студентом 4-го курса физико-технического факультета УПИ. Личность Колеватова (так же как и Золотарёва) вызывает массу вопросов. До этого он успел окончить Свердловский горно-металлургический техникум и уехать в Москву. В Москве (куда и так далеко не просто попасть человеку из глубинки) с Колеватовым случается еще одно «чудо» – он поступает на работу в секретный институт Министерства среднего машиностроения, именовавшийся в то время п/я 3394 и получает московскую прописку. Работая лаборантом на секретном предприятии, он поступает во Всесоюзный заочный политехнический институт. Но вдруг, неожиданно для всех, в 1956 г. возвращается в Свердловск и переводится на учебу в УПИ. Колеватов – походник, и к зиме 1959 г. он уже имеет опыт туристических походов разной категории сложности. Он аккуратен до педантизма, методичен, исполнителен. Курил трубку.

Зинаида Алексеевна Колмогорова, 1937 г.р., студентка 4-го курса радиотехнического факультета УПИ. Зина была душой туристического клуба. Она тесно дружила с Игорем Дятловым, Игорь (как уже говорилось) ухаживал за ней. Имела опыт походов разной степени сложности по Уралу и Алтаю. Обладала хладнокровностью и выдержкой, не свойственными для девушек качествами. Так, будучи укушенной гадюкой в одном из походов, она не потеряла самообладания и дождалась помощи. Лидер по природе, она была желанна в любой компании.

Георгий (Юрий) Алексеевич Кривонищенко, 1935 г.р., выпускник УПИ, к январю 1959 г. он уже более года работает инженером комбината № 817 (ныне известного как ПО «МАЯК») из Челябинска-40, режимного секретного объекта Челябинской области. На этом засекреченном предприятии осуществлялась наработка оружейного плутония и велись секретные атомные испытания. Интересен тот факт, что в 1957 г. в этом районе произошла крупная техногенная катастрофа, сопровождавшаяся выбросом радиации. Георгий был свидетелем этой катастрофы и участником ее ликвидации. Георгий был сыном высокопоставленного чиновника в Свердловской области. Кривонищенко был другом Дятлова, участвовал практически во всех его походах, дружил с большинством участников похода, которые часто бывали гостями в свердловской квартире его родителей. Георгий просил своих друзей называть его Юрием. Он был весельчак и на пару с Тибо-Бриньолем любил устраивать разные представления, пел, играл на гитаре. Интересна одна деталь – по прибытии в пос. Ивдель Кривонищенко вместе с Тибо-Бриньолем в здании вокзала стал распевать песни и шутливо просить милостыню у посетителей вокзала. Тут же появился милиционер и забрал обоих в опорный пункт милиции. В то время попрошайничество считалось серьезным административным правонарушением. Однако Кривонищенко и Тибо-Бриньоля спустя полчаса отпустили без последствий. Несколько странно, не правда ли?

Рустем Владимирович Слободин, 1936 г.р. Как и Кривонищенко, к моменту похода окончил УПИ, работал инженером на том же секретном предприятии, но пришел туда годом позже Юрия. Отец Рустема – профессор свердловского вуза. Рустем был опытным походником, до этого участвовал в походах различной степени сложности. Примечательно то, что летом 1958 г. Рустем вместе с отцом совершил пеший 300-километровый поход из города Фрунзе (ныне Бишкек) в Андижан. Поход проходил по горной местности (западный Тянь-Шань), и Рустем, скорее всего, встречался с местными казахскими «джентльменами удачи», которые открыто недолюбливали русских. Поэтому летний поход 1958 г., безусловно, потребовал от Рустема как минимум смелости и выносливости, а также умения быстро реагировать на внештатные ситуации.

Последний участник похода – Николай Владимирович Тибо-Бриньоль, 1934 г.р., выпускник УПИ. К 1959 г. работал прорабом на стройке. Николай был сыном французского инженера, репрессированного в 30-е годы, поэтому носил такую странную фамилию. В Свердловск приехал из Кемерово. В ходе учебы в УПИ сдружился с другими ребятами-походниками. Все знавшие Тибо-Бриньоля отмечают его дружелюбие, предприимчивость, юмор и энергию. Знаменитая шляпа с полями, в которой любили фотографироваться многие, принадлежала именно ему. Николай умел играть на гитаре и мандолине. Ну и, соответственно, нравился девушкам.

В поход с Дятловым отправился еще один студент УПИ – Юрий Ефимович Юдин, но в ходе похода он заболел и вернулся в Свердловск в конце января 1959 г. Именно он один из первых забил тревогу, когда дятловцы вовремя не вернулись из похода. Но прояснить события он не мог. Когда 28 января 1959 г. он расставался с группой, все было хорошо.

В результате проведенного анализа мне удалось установить следующее: как минимум трое (Золотарёв, Кривонищенко и Колеватов), а вполне возможно, что и четверо (если считать Слободина, работавшего, как и Кривонищенко, на режимном предприятии), были непростыми людьми. И оказались в группе Дятлова неслучайно. Действовали ли они поодиночке или сообща? Может, кто-то следил за кем-то? А, возможно, они хотели что-то скрыть в горах Ортотена? Чем больше я узнавала об этом деле, об этих людях, тем больше вопросов возникали в моем криминально настроенном мозгу. Вывод напрашивался один: подетально восстановить ход событий – как самого похода, так и поисковой операции…

… Когда смотришь на фотографии «дятловцев», сохранившиеся с того похода, видишь счастливые, беззаботные лица людей. Ребята очень любили фотографироваться: парами, группами по несколько человек или снимали какие-то моменты похода – движение лыжников, установку палатки, рубку лапника в костер. А еще ребята вели дневники – в ходе поисковой операции был обнаружен походный дневник Зины Колмогоровой. Вели дневники также Дорошенко, Дятлов, Кривонищенко и Тибо-Бриньоль, но эти записи детально не анализировались следствием. А вот дневник Зины был приобщен к материалам уголовного дела, возбужденного по факту гибели ребят. По этим метериалам можно попытаться восстановить ход событий, произошедших с «дятловцами» в период с 28 января 1959 (когда они расстались с Юрием Юдиным) по 1 февраля 1959 г. (день их гибели).

Но для правильного понимания событий этого недостаточно. Если мое предположение верно и хотя бы трое из девяти походников были «неслучайными туристами», то еще перед походом должны были происходить некоторые «чудесные превращения» и странности, как будто какой-то незримый «волшебник» мановением своей волшебной палочки устранял жизненные сложности…

Небольшое лирическое отступление. Те, кому пришлось жить в 60-е и 70-е годы, на 100 процентов знали по работе, в институте, у себя в доме людей, которые вдруг «неожиданно» получали повышение по службе или им вне очереди давали право на покупку машины «Жигули», а еще такие люди получали грамоты по работе, внеочередные отпуска, всегда успешно сдавали экзамены и т.п. Ну а уж если такой человек совершал какое-то правонарушение и попадал в милицию, то милиция делала вид, что ничего страшного не произошло. Если такие люди работали «журналистами», то часто выезжали писать свои репортажи не в Бугульму или Лабытнангу (хотя и в этих городах было, наверно, много интересного), а в «страны загнивающего капитализма». Соседи и сослуживцы им завидовали. Многие простодушно говорили «Вот везет человеку!» И только люди, сами работающие в «конторе глубокого бурения», очень хорошо знали причину такого «везения» и криво улыбались в ответ, когда им говорили о таких «везунчиках». 

Были ли «неслучайные туристы» теми самыми «везунчиками» и, если да, что они делали в этом походе? Собственно, ответ на этот вопрос мог дать бы разгадку всему произошедшему с «дятловцами». Я говорю «мог бы», потому что исследователи трагедии группы Дятлова выдвигали (и выдвигают до сих пор) самые разные версии: сход снежной лавины, испугавшей ребят, огненные шары, заставившие их босиком, в одних носках выбежать из палатки, охотники-манси, мстившие за нарушение священных мест горы Ортотен, да и просто бывшие уголовники, расправившиеся с ребятами…

Версий много, но ни одна из них не способна объяснить один факт: почему в поисковой операции (даже когда уже были найдены первые тела и на спасение остальных ребят уже надеялись) ежедневно с марта по май 1959 г. принимало участие несколько десятков человек (включая военные подразделения)? Поисковикам выплачивались (согласно материалам уголовного дела) по тем временам сумасшедшие деньги – 500 рублей за день каждому. Разве раньше не гибли в горах туристические группы? Гибли! И, к сожалению, очень много! Еще у Высоцкого есть песня со словами «… нет венков и траурных лент, и не похож на монумент тот камень, что покой тебе подарил…» Но никогда в альпинистской туристической практике ни до, ни после группы Дятлова такой масштабной поисковой операции не проводилось. Что же искали поисковики на месте трагедии?

Вернемся к событиям, предшествовавшим походу группы Дятлова. Начнем с анализа нескольких не объяснимых на первый взгляд фактов.

Во-первых, как уже говорилось ранее, Игорь Дятлов был радиолюбитель и даже сам собрал переносную радиостанцию. Многие свидетели (его сокурсники) потом говорили, что Игорь вначале собирался брать радиостанцию с собой в поход на Ортотен. В новогоднюю ночь с 31 декабря на 1 января 1959 г. Игорь отправился в 70-километровый поход и взял с собой радиостанцию, носил ее на себе и активно с ней работал. Он тренировался перед предстоящим походом на Ортотен. Однако за пару дней до похода Игорь наотрез отказался брать радиостанцию в поход. Кому могла помешать эта радиостанция? И кто мог «отсоветовать» Игорю брать радиостанцию с собой?

Во-вторых, в начале января перед группой встала серьезная проблема – двух участников – Игоря Дятлова и Юрия Кривонищенко – не отпускали в поход с работы. Игорь Дятлов незадолго до похода устроился работать на кафедру в УПИ, а Кривонищенко вообще работал на секретном предприятии и его непосредственное начальство (видимо, не посвященное в суть дела) не хотело отпускать его на три недели с работы. Но … вмешался «случай» и начальство дало Игорю Дятлову отпуск «в счет будущего отпускного периода». А кадровики института перестарались в своем усердии и даже выписали Игорю командировочное предписание. Хороша командировка: по горам, с друзьями и гитарой… Такой же «случай» вмешался и в судьбу Юрия Кривонищенко, и его начальство также резко поменяло свое мнение и отпустило Юрия в поход. Кто «убедил» начальство Дятлова и Кривонищенко в необходимости отпустить их в поход?

В-третьих, не менее интересна история с одеждой группы. Первоначально группа Игоря Дятлова из туристического клуба «Политеха» получила штормовые костюмы в необходимом количестве. Но неожиданно перед самым походом руководитель институтского турклуба Лев Семенович Гордо проявил административное рвение и потребовал эти костюмы вернуть. Предлог – формальный: дескать, штормовые костюмы полагаются лишь альпинистам, а группа Дятлова идет по обычному (неальпинистскому) маршруту. К слову сказать, точный маршрут группы Игоря Дятлова после трагедии восстанавливали по крупицам, поскольку перед походом он не сдал в турклуб «Политеха» протокол заседания маршрутной комиссии. Спрашивается, откуда товарищ Гордо до похода мог знать, пойдет ли группа Дятлова по альпинистскому маршруту или нет? И что страшного в том, что на простых походниках будут штормовые костюмы?

Гибель туристов группы Дятлова

Или же «кому-то» было надо, чтобы ребята пошли в поход в свитерах? Ведь, как впоследствии вспоминала сестра Александра Колеватова, ее брату крупно «повезло» и он неожиданно достал для всей группы свитера. «Благодетель» пожелал остаться неизвестным, и Александр (по воспоминанию сестры) несколько раз отправлялся по неизвестному адресу и возвращался с несколькими свитерами, одетыми на собственное тело. Странно! Ведь гораздо проще принести те же свитера охапкой, не прячась. Но Александр делает это тайно, не афишируя свои действия. Это тем более странно, если учесть, что по результатам радиологической экспертизы два свитера окажутся сильно радиоактивными. А может, все взаимосвязано – и требование вернуть штормовые костюмы, и появление «благодетеля» с радиоактивными свитерами, и тот факт, что владелец свитеров в ходе уголовного дела (когда родственникам покойных и их друзьям стали возвращать вещи) пожелал остаться неизвестным и так и не востребовал их.

Еще одна, правда, далеко не последняя странность, случилась уже в самом начале похода. В дневнике Зины Колмогоровой есть запись о том, что Юрий Кривонищенко вместе с Тибо-Бриньолем был задержан сотрудником милиции за попрошайничество во время распевания песен на вокзальной станции (я об этом уже упоминала). Он отсутствовал около получаса, а потом был отпущен сотрудником милиции, который якобы просто сделал ему замечание. Зина пишет об этом, как о «везении», но в свете последних размышлений логично сделать вывод о том, что Юрий заранее спланировал эту «выходку», чтобы иметь возможность без посторонних глаз созвониться с куратором из органов с телефона из опорного пункта милиции.

Многие исследователи трагедии, произошедшей с группой Дятлова, скажут, что версия о том, что в состав группы Дятлова входили внештатные сотрудники ГБ, проводившие в горах свою операцию, больше попахивает шпионскими романами, чем серьезным исследованием. Если это было так, – возразят мне, – то не проще ли было под видом туристов послать хорошо подготовленный отряд гебистов? И пусть эти «туристы-гебисты» профессионально решают поставленные Партией и Правительством задачи. Зачем нужно было внедрять «товарищей из органов» в реальную туристическую группу? Вопрос резонный. Отвечу на него словами Шерлока Холмса из рассказа «Скандал в Богемии»: когда Шерлока Холмса спросили, где легче всего спрятать вещь, тот сказал: «На самом видном месте». То же самое и с группой Дятлова. Появление в горах Северного Урала небольшой группы незнакомых спортивных молодых людей, не знающих никого из походной среды, вызвало бы массу разговоров в туристическом обществе. Эти люди волей-неволей привлекли бы к себе внимание, а значит, планируемая операция могла быть сорвана. В то же время поход на Ортотен заядлых туристов – студентов УПИ – под руководством Игоря Дятлова не вызвал вопросов ни у кого. Кстати, провал операции и трагедия, произошедшая с группой Дятлова, во многом, на мой взгляд, обусловлена именно внедрением постороннего человека (Золотарёва) в группу Дятлова.

28 января 1959 г. Ребята из группы Дятлова прощаются с заболевшим Юрием Юдиным. Вот Люда Дубинина заботливо смотрит на Юрия Юдина, а Зина Колмогорова, радостно улыбаясь, хватает его в охапку. На заднем плане фотографий стоят улыбающиеся Дятлов и Золотарёв. Всем своим видом ребята хотят показать Юрию: «Не отчаивайся! Мы еще обязательно сходим в поход. И не единожды. Все горы будут нашими!» Заболевший Юрий Юдин возвращается в поселок 41-го квартала на санях вместе с Великявичусом, а группа из девяти туристов идет дальше в горы.

Как уже говорилось ранее, движение группы с 28 января по 1 февраля 1959 г. можно проследить по дневниковым записям ребят и по сделанным ими фотографиям. С 28 по 30 января движение группы проходило в штатном режиме – вверх по течению реки Ауспии в условиях равномерно повышающегося рельефа. Зимний световой день был не очень длинный (уже часам к 17 темнело), но позволял делать дневные переходы и ставить палатку до темноты. В эти дни 30 или 31 января ребята соорудили лабаз в лесу, чтобы не тащить все снаряжение с собой через горы. 31 января группа Дятлова подошла к горам. Пусть это были не самые крутые и высокие горы, но группа туристов оказалась в низине, со всех сторон ее окружали поднимающиеся вверх горные склоны. Эта на первый взгляд несущественная деталь имела большое практическое значение – темнеть в подножье горы Холатчахль (Холат-Сахыл) начинало в это время года рано, между двумя и тремя часами дня.

Из последней записи в дневнике Игоря Дятлова за 31 января 1959 г.: «Постепенно удаляемся от Ауспии. Подъем плавный. Кончились ели, пошел редкий березняк. Вот и граница леса. Наст. Место голое. Нужно выбрать ночлег. Спускаемся на юг – в долину Ауспии. Это, видимо, самое снегопадное место. Усталые, принялись за устройство ночлега. Дров мало. Костер развели на бревнах, рыть яму неохота. Ужинаем в палатке. Тепло…»

Сейчас можно гадать, что конкретно заставило Игоря Дятлова после начала подъема принять решение о спуске в лесополосу. Но, мне кажется, этому были две причины: короткий световой день и «неудачная травма» Колеватова. Поясню свою мысль подробнее.

Гора Холатчахль (да и все горы Северного Урала) расположены в Свердловской области. В результате временной реформы «дорогого Никиты Сергеевича», проведенной 1 марта 1957 г., Свердловск (и вся Свердловская область, имеющая большую протяженность на север) стал жить со сдвигом на 2 часа от природного времени. А это значит, что на вершине горы Холатчахль 31 января солнце взошло в 9 часов 16 минут, а зашло в 16 часов 48 минут. А ребята не дошли до вершины. Они находились в самом начале подъема, и частично солнечный свет от них закрывал горный склон Холатчахль. В дневниках других ребят говорится также о ветре, поднявшемся к полудню. Отчасти этот факт подтверждают и фотографии «дятловцев». Попытка преодолеть перевал Холатчахль в этих погодных условиях, да еще с травмированным Колеватовым, была бы крайне рискованной и совершенно неоправданной с точки зрения логики и безопасности похода.

Теперь о «неудачной травме» Колеватова, полученной им с большой долей вероятности 31 января. В ходе следствия при осмотре места происшествия на теле погибшего Колеватова была обнаружена ослабевшая марлевая повязка, охватывавшая левую голень и (или) колено. По характеру наложения повязки ясно, что она накладывалась Александру не в последние часы жизни туристов (в момент трагедии весь перевязочный материал остался в палатке). Под повязкой был обнаружен разлитой кровоподтек с внутренней стороны левого колена, так что наложение повязки на травмированный сустав вполне логично. Итак, Александр Колеватов получил травму левой голени (колена) примерно за сутки до трагедии (кровоподтек успел сформироваться). Травма Александра была нетяжелой (иначе бы о ней Игорь Дятлов сделал запись в своем дневнике), но в то же время она, бесспорно, задержала туристов. Ровно настолько, чтобы не дать группе Дятлова в этот день перейти перевал и заночевать в долине реки Лозьвы на другой стороне горы Холатчахль. Если рассматривать Александра Колеватова как «неслучайного туриста», то логично предположить, что он специально немного повредил ногу, чтобы группа Дятлова задержалась на склоне горы Холатчахль на целые лишние сутки и не покинула ее ранее 1 февраля 1959 г. Спрашивается, кого (или что) ждал Александр Колеватов на склоне горы Холатчахль?

Вернемся в последний день жизни группы Дятлова. Наступило 1 февраля 1959 г. Какой была погода в этот день в районе перевала? Вопрос отнюдь не праздный, поскольку он во многом определял поведение членов группы в этот день. Общепринято полагать (и такая информация проходила во многих СМИ), что в тот день на перевале стоял жуткий мороз. Было минус 20–25 по Цельсию. Такие данные на 23 часа 1 февраля приводит сводка погоды по Ивдельскому району. Кстати, забегая вперед, скажу, что именно сведения о жутком морозе, случившемся в тот вечер и ночь на перевале, и породили официальную версию о том, что ребята, испугавшись чего-то, выбежали раздетые из палатки и замерзли.

Однако это не полная информация. В дневнике Виктора Милютина, шедшего в группе Сергея Соргина (того самого Соргина, с которым изначально должен был идти в поход Семен Золотарев) на 330 километров севернее группы Дятлова, имеется запись от 31 января 1959 г., описывающая циклон, который принес потепление (до –5С) и небольшой снегопад. Циклон этот двигался в сторону горы Ортотен и к утру 1 февраля уже должен был достигнуть лагеря группы Дятлова. Кстати, появление циклона в районе горы Ортотен согласуется с Ивдельским прогнозом погоды на утро 1 февраля 1959 г.
Итак, утром 1 февраля в районе горы Холатчахль было относительно тепло (от 0 до –5С). Стояла низкая облачность и шел тихий снег. Ребята выспались и не спеша стали собираться. Именно отсутствие солнца на небе и не позволило им точно рассчитать световое время. В этот день Игорь Дятлов планировал преодолеть перевал. Когда ребята пошли в гору, погода стала резко портиться – поднялся ветер и началась метель. Это отчетливо видно на последних снимках, сделанных Юрием Кривонищенко. Стало очень трудно прокладывать лыжню по мокрому липкому снегу. Ребята продвигались медленно. К половине третьего в горах начало темнеть. К этому времени туристы находились уже на восточном склоне горы и солнце от них закрывал перевал. Группа Дятлова до темноты окончательно не успела перейти перевал и добраться до лесополосы в районе реки Лозьвы. Было решено ставить палатку на склоне. К моменту установки палатки ребят уже плотно обступила тьма.

… Ребята растерянно брели по склону в сторону леса – там безветрие и гораздо теплее. Дорогу они знали, ведь уже трижды ходили по ней. Было холодно и страшно: произошедшее было необъяснимым и пугающе нелепым. И теперь они без верхней одежды, с голыми руками и ногами в одних носках брели по липкому снегу. Стало постепенно холодать, что придавало произошедшему еще более пугающую неопределенность.. Снег кончился, зато усилился леденящий ветер. Надо было торопиться вниз, в лес, укрывающий от ветра. Обступающая ребят со всех сторон непроглядная мгла мешала ориентироваться.

Вначале они шли группой из семи человек: Игорь Дятлов, Зина Колмогорова, Юрий Дорошенко, Юрий Кривонищенко, Людмила Дубинина, Александр Колеватов и замыкал шествие Рустем Слободин, еле державшийся на ногах после полученной травмы головы. Очень скоро, спустя несколько десятков метров к ребятам присоединились Семён Золотарёв и Николай Тибо-Бриньоль. Им было несколько лучше – у них на ногах была обувь, да и одеты они были потеплее. Появление Золотарёва и Тибо Бриньоля обрадовало ребят – теперь они опять все были вместе. Было решено идти в лес и там переждать то Зло, которое все еще находилось в палатке наверху. В ходе беседы ребята не заметили, как пропал Рустем Слободин. В какой-то момент он просто потерял сознание и упал в снег. А ребята пошли дальше вниз.

Когда они добрались до леса, у них уже был выработан план действий. Но все пошло не так, как только туристы поняли, что Рустем потерялся. Дятлов, являющийся старшим в группе, принял решение отправиться на поиски Рустема. Дорошенко снял с себя жилет и вручил уходящему на поиски Рустема Игорю Дятлову. Сам Юрий Дорошенко, видимо, решил отогреться у костра, который разводил Юрий Кривонищенко под кедром.

Игорь долго не возвращался и тогда вслед за ним пошла Зина Колмогорова, решившая разыскать Игоря и Рустема. Тем временем у костра под кедром возник спор: Золотарёв, Колеватов и Тибо-Бриньоль считали опасным разводить костер, который хорошо был виден отовсюду, особенно из района палатки. Этот костер мог привлечь то Зло, которое, скорее всего, еще было в палатке. Рустем, Игорь и Зина долго не возвращались. Ребята еще не знали, что они уже не вернутся никогда…

Семён, прошедший войну, самый старший из туристов, предложил пойти в сторону и сделать землянку в снегу. У него был план по выживанию группы. Недалеко находился лабаз с припрятанными в нем вещами. Надо было просто пережить эту ночь. С ним пошли Тибо-Бриньоль, Колеватов и Люда Дубинина. А Юрий Дорошенко и Юрий Кривонищенко все поддерживали костер, ожидая возвращения Рустема, Игоря и Зины.

… Зло появилось неожиданно. Из ниоткуда. Юрий Дорошенко все еще поддерживал костер. Юрий Кривонищенко успел забраться на кедр, но продержался там недолго. Зло расправилось с ними обоими так же легко, как в свое время с Рустемом Слободиным, Игорем Дятловым и Зиной Колмогоровой…

Гибель туристов группы Дятлова

Работа поисковой группы на месте гибели группы Дятлова

Продолжение читайте в «НЕРАЗГАДАННАЯ ТАЙНА» ч. 2

Источник: Адвокатская газета, 04.2015

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Свяжитесь с нами: admin@vsenaural.ru

Top