Главная » Библиотека » За перевалом – айсерм

За перевалом – айсерм

Глава из книги «Страшные тайны Урала»
Автор: Рундквист Николай Антонович

Айсерм, асирма – мансийское «холод» – слово, неоднократно используемое Зиной Колмогоровой в ее походном дневнике

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА

Эта история, случившаяся зимой 1959 года, на мой взгляд, является самой темной из всех, что приключились на Урале, по крайней мере в ХХ веке. Группа туристов Уральского политехнического института в составе 9 человек под руководством Игоря Дятлова погибла в полном составе вблизи перевала, соединяющего верховье реки Ауспия с истоками Лозьвы. Путешественники расположились на очередную ночевку на склоне горы Холатсяхл, а потом по необъяснимой причине разрезали изнутри палатку и бросились вниз по склону, где позже были обнаружены их безжизненные тела. Перевал этот сейчас носит имя Дятлова, а споры о причинах гибели туристов не утихают до настоящего времени. И, возможно, мы даже удаляемся от разгадки, поскольку уже трудно отделить достоверные факты от вымыслов, число которых множится с каждым годом.

Некоторые считают, что написание книг об истории группы Дятлова кощунственно и является чуть ли не глумлением над памятью погибших. Их позиция: «Не стоит ворошить дела давно минувших дней». На самом деле все наоборот: статьи, книги, фильмы – лучшая память о тех ребятах, что ушли в северные снега! А позиция неписания книг – не более чем попытка оправдать собственную лень.

НАЧАЛО ПРЕРВАННОГО ПУТИ

Впервые более или менее подробно об этой истории я узнал в феврале 1979 года, когда в УПИ отмечали двадцатую годовщину гибели туристов. Я проходил преддипломную практику на кафедре металловедения. Моим руководителем был Сергей Михайлович Битюков – известный путешественник, принимавший активное участие в жизни институтского туристского клуба «Романтик».

12 лет спустя довелось побывать на перевале в составе экспедиции «Большой Урал». Осенью того же 1991 года при подготовке книги «Сто дней на Урале» мне посчастливилось познакомиться и общаться с М.А. Аксельродом – одним из участников поисковых работ 1959 года. Он первым открыл мне глаза на многие факты.

Группу формировал опытный турист Игорь Дятлов. В основном она состояла из его хороших товарищей, известных ему по предыдущим успешным путешествиям. Исследователи трагедии отмечают, что ребята регулярно выезжали в лес на тренировки, хотя стоит отметить, что походу предшествовала напряженная зимняя сессия. Один из предполагаемых участников будущего похода, Вячеслав Биенко завалил сессию, что и спасло ему жизнь.

Сам Игорь разработал маршрут: п. Вижай – п. Второй Северный – р. Лозьва – р. Ауспия – г. Отортен (1234 м) – правые притоки р. Унья – р. Вишера – Ойкачахл (Ойка-Чакур, 1322 м) – р. Северная Тошемка – п. Вижай.

Маршрут группы Дятлова

При подготовке к походу, как обычно, с боем добывалось снаряжение. Полученные на складе спортклуба штормовки пришлось вернуть обратно, поскольку они требовались альпинистам, видимо, считавшимся более важными спортсменами. Странная история приключилась со свитерами, которые на всю группу где-то раздобыл Саша Колеватов. Приносил он их домой, по рассказам его старшей сестры Риммы, почему-то тайком, надевая по несколько штук. Что мешало сложить их в авоську и принести сразу?

Ко второй странности можно отнести следующий факт: все три экземпляра маршрутного листа похода Игорь Дятлов взял с собой, не оставив два из них, как полагалось, в спортклубе УПИ и в маршрутной комиссии, что весьма удивительно, учитывая дисциплинированность руководителя похода.

23 января 1959 года

Из-за только что закончившейся сессии и занятости по службе работающих участников предпоходные сборы оказались сумбурными, если не сказать – авральными.

Л. ДУБИНИНА: «Сегодня последний день сбора. Весь день прошел в ужасной суматохе… Собиралась сама в страшной спешке и, конечно, забыла дома свитер… В вагоне к нам присоединились блиновцы (группа Юрия Блинова, также отправляющаяся в путешествие по Северному Уралу – прим. Н.Р.), вместе пели песни».

З. КОЛМОГОРОВА: «…Снова в поход! Сидим в 531 комнате. Вернее, не сидим – все, наоборот, лихорадочно снуют: суют в рюкзаки тушенку, сгущенку.

Ю. Криво: – Где мои пимы? …О, черт, соль еще забыли – 3 кг.

…Вот мы и в поезде. Перепето много песен. Расходимся по местам в 3-м часу ночи. Интересно, что ждет нас в этом походе? Что будет нового? Да, парни сегодня торжественно дали клятву не курить весь поход. Насколько им хватит воли, смогут ли они без папирос?»

24 января 1959 года

В 7.00 утра группа прибыла на поезде №43 в Серов, и ее почему-то не пустили в здание вокзала. Далее имел место такой инцидент. Кривонищенко взял шапку и принялся петь, обходя пассажиров и изображая нищего. Его немедленно забрали в привокзальное отделение милиции за нарушение правил внутреннего распорядка, но вскоре выпустили.

Л. ДУБИНИНА: «…Юрку К. забрали в милицию, обвиняя его в обмане. Наш Юра вздумал пройтись с шапкой вокруг вокзала, причем с исполнением какой-то песни. Юрку пришлось выручать».

Поезд до Ивделя отправлялся только в 18.30, поэтому ребята договорились провести время в расположенной поблизости школе, где в большой перерыв организовали встречу с учениками и рассказали им о туристских походах.

Строго по расписанию загрузились в поезд Серов – Ивдель. Во время поездки один из пассажиров обвинил участников группы в краже у него бутылки водки. Пассажир настолько разошелся в выяснении отношений, что проводник вызвал наряд милиции, и незадачливый мужчина был высажен на одной из промежуточных станций.

25 января 1959 года

В ночь на праздник всех студентов – Татьянин день (воскресенье, 25 января 1959 года) – поезд с нашими туристами прибыл на вокзал Ивделя – столицы североуральского тюремного края, так называемого ИвдельЛАГа. Здесь ребята уютно расположились в здании вокзала и благополучно дождались утра. В 14.00 они прибыли на автобусе в поселок Вижай и вписались в местную гостиницу – обыкновенную и плохо отапливаемую избу. Кроватей на всех не хватило, кто-то спал на полу. Вечером по­шли в клуб на фильм «Золотая симфония».

Л. ДУБИНИНИНА: «Блиновцы собираются ехать дальше на 41-й (возможно, Люда ошиблась, блиновцы отправляются из Вижая в поселок Тохту, а из него – в поход на хребет Поясовый Камень – прим. Н.Р.), а мы остаемся наверняка ночевать…»

26 января 1959 года

Поскольку предыдущие две ночи спали недостаточно, то на этот раз отоспались и встали около 9.00. Утром Дятлов отправил письмо родителям, в котором сообщал, что будет в Свердловске 12-14 февраля. В 13.10 в кузове автомобиля ГАЗ-63 («без рессор и тормозов») участники команды выехали до поселка лесозаготовителей, именуемого 41-м участком.

Г. КРИВОНИЩЕНКО: «Прибыли в 16.30. Намерзлись здорово. Ехали с песнями. На 41-м встретили приветливо, отвели отдельную комнату в общежитии. Долго разговаривали с рабочими. Дежурные сварили обед. Рустик играет на мандолине».

С обходительным начальником лесоучастка Ряжневым договорились о том, что на следующий день утром для них снарядят (совершенно бесплатно) гужевую повозку до Второго Северного (около 24 км), на повозку будут погружены рюкзаки, а команда двинется на лыжах налегке. В качестве возничего был назначен пожилой литовец Великявичус (Валюкевичус) – бывший заключенный, реабилитированный в 1953 году.

Вечером, как всегда, пели песни, говорили с рабочими, посмотрели подряд три фильма: «В людях», «Есть такой парень» и снова австрийскую «Золотую симфонию».

27 января 1959 года

Ночью почти не спали. Утром выяснилось о болезни Юрия Юдина.

Л. ДУБИНИНА: «Юрка Юдин заболел. Что-то с нервом ноги, в общем, радикулит, и он уезжает домой. Итак, нас остается в дальнейшем девять…».

Весь путь команда вместе с повозкой прошла по льду Лозьвы. Уже затемно (по показаниям Великявичуса, в 23.00 – прим. Н.Р.) отыскали единственную пригодную для проживания избушку в заброшенном поселке Втором Северном.

28 января 1959 года

Поднялись в 8.00. Собирались долго: завтракали, подгоняли крепления, мазали лыжи, посетили расположенное рядом кернохранилище – склад минералогических образцов. Наиболее интересные экспонаты забрал Юдин, возвращавшийся на повозке на 41-й участок. Во время трогательного расставания Люда Дубинина подарила уезжавшему Юре оберег, который тот хранил всю жизнь. У Юдина забрали чуть ли не все снаряжение: теплую одежду, одеяло и т.п.

Долгие подъезды к месту начала активной части путешествия завершились. Игоря Дятлова стали терзать сомнения относительно контрольного срока возвращения в Вижай – 12 февраля. Воспользовавшись оказией, он попросил Юрия Юдина сообщить в спортклуб УПИ о переносе контрольного срока на 14 февраля.

Всё… С этого момента группа Игоря Дятлова переходит на полностью автономное существование, и происходящее далее известно лишь по дневниковым записям ребят, чудом сохранившимся фотографиям и материалам следствия.

Зина Колмогорова

Зина Колмогорова

З. КОЛМОГОРОВА: «Вчера вечером мальчишки глупо острили. По-моему, на них не надо обращать внимание, может, они меньше хамить будут. А так пока ничего. Уже пора выходить, а все ещё копаются и копаются. Не понимаю, как можно так долго собираться. Вот прошли первые 30 мин. Конечно, рюкзак ничего, тяжеленький. Но идти можно. Первый день ведь всегда трудно. Второй привал. Идти вчера было без рюкзаков гораздо легче. Обед был часа в 4. (16.00 – Н.Р.). После обеда сделали всего один переход и встали на привал. Я зашивала палатку. Улеглись спать. Игорь весь вечер хамил, я просто не узнавала его. Пришлось спать на дровах у печки».

Н. ТИБО-БРИНЬОЛЬ: «…Собирались долго, мазали лыжи, подгоняли крепления. Вышли в 11.45. Идем вверх по Лозьве. Местами наледь. Часто приходится останавливаться. В 5.30 (17.30 – Н.Р.) – привал. Сегодня первая ночевка в палатке. Ребята возятся с печкой. Ужин. Потом долго отдыхаем у костра. Зина под руководством Рустема пытается играть на мандолине. Снова дискуссия. Конечно, про любовь. Влезаем в палатку. Подвешенная печка пышет жаром».

Ночевка в долине Лозьвы на широтном участке, упирающемся в гору Хойэкву.

29 января 1959 года

Наши путешественники продолжили движение по долине Лозьвы, затем по заснеженному лесу начали срезать стрелку рек Ауспии и Лозьвы. Часть пути прошли по лесной дороге, а затем вышли на лед Ауспии.

З. КОЛМОГОРОВА: «Сегодня Юрка именинник. Идем сначала по Лозьве, потом на Ауспию свернули. Места красивые. Вдоль Ауспии проехали манси. Виден след, зарубки, видна тропа. На тропах часто знаки встречаются. Интересно, о чем они пишут? Сейчас мансийская тропка сворачивает на юг. Сейчас мы сидим трое: Рустик, Юрка и я. Ждем остальных. На ночлег остановились недалеко от лыжни. Мы пилим дрова с Юркой. Поговорили о прошлом».

Ночевка была где-то рядом с устьем небольшого правого притока, в долину которого («на юг») уходит тропа, огибающая Хойэкву с запада.

30 января 1959 года

З. КОЛМОГОРОВА: «Похолодало. Дежурные (С. Колеватов и К. Тибо) долго разводили костер. Вылезать из палатки неохота. Около 9.30 – пассивный подъем…

Знаки манси на деревьях

Знаки манси на деревьях

А погода… Солнце так и играет. Идем, как и вчера, по мансийской тропе. Иногда замечаем на деревьях зарубки, затески – мансийская «письменность». Вообще много всяких непонятных таинственных знаков. Возникает идея дать название нашему походу – «В стране таинственных знаков». Тропа выходит на берег. Теряем след. Ломимся по лесу. Но вскоре снова сворачиваем на реку – по ней идти легче.

Около 2 часов (14.00 – Н.Р.) – обед: корейка, горсть сухарей, сахар, чеснок, кофе. Настроение хорошее.

В пять часов (17.00 – Н.Р.) – остановка на ночлег. Долго подбирали место. Вернулись метров на 200 назад. Сухостой, высокие ели. Тут же – костер! Коля Тибо переоделся. Начинает спорить с Колеватовым, кому из них зашивать палатку. Но потом берет иголку сам.

У Саши Колеватова сегодня день рождения (по др. данным – 16 ноября – прим. Н.Р.). Поздравляем, дарим мандарин. Он тут же делит его на 8 долек…»

И. ДЯТЛОВ: «Сегодня третья холодная ночевка на берегу. Печка – великое дело. После завтрака идем по Ауспии, опять наледи… Встречаем стоянку манси. Погода: днем –13, вечером –26. Резкий перепад. Ветер сильный, юго-западный…»

31 января 1959 года

И. ДЯТЛОВ: «Идем по старому лыжному следу манси. Видимо, оставив оленей, дальше он ходил на лыжах. След виден плохо, часто сбиваемся. Проходим за час 1,5-2 км. Постепенно удаляемся от Ауспии. Подъем плавный. Кончились ели, пошел редкий березняк. Вот и граница леса. Наст. Место голое. Спускаемся на юг – в долину Ауспии. Это, видимо, самое снегопадное место. Усталые, принялись за устройство ночлега. Дров мало. Костер развели на бревнах, рыть яму неохота. Ужинаем в палатке. Тепло».

З. КОЛМОГОРОВА: «Идем по Ауспии, айсерм. Мансийская тропка кончилась. Лес хвойный. С утра солнышко было, а сейчас айсерм. Весь день шли вдоль Ауспии. На мансийской тропке стали на ночлег. Колю сегодня не заставили дежурить, и дежурили мы с Рустиком. Сожгли варежки и 2-ю фуфайку Юркину. Он ругается всё время. Сегодня, наверное, будем строить лабаз».

Шли по теряющейся мансийской лыжне, которая стала забирать вправо вверх и неожиданно вывела к границе леса. Пора было вставать на ночевку. Поиск ровного и удобного места вернул туристов обратно в долину Ауспии. На этом дневниковые записи обрываются…

ДЕЖУРНЫЕ ДОЛГО РАЗВОДИЛИ КОСТЕР

Как видим, поход от Второго Северного до верховьев Ауспии (35-40 км) занял у путешественников 4 дня. В первый из них они шли по широкой долине Лозьвы и ночевали в 5-6 км от устья Ауспии, 2-й и 3-й продвигались по мансийской тропе, по следу оленей, в конце 4-го дня расположились в долине Ауспии под перевалом, который потом будет назван в память о них.

Средняя скорость движения группы в первые дни похода не очень впечатляет. Но не это настораживает – войдя в ритм движения, можно сократить и намного большее отставание от графика. Бросается в глаза некоторое отсутствие концентрации, ослабление стремления к достижению спортивного результата. Вялость на старте проявляется в недопустимо поздних выходах после «пассивных» подъемов в 9.30. Дневниковые страницы неоднократно содержат настораживающие записи: «Дежурные долго разводили костер. Вылезать из палатки неохота», «Костер развели на бревнах, рыть яму неохота», «Как можно так долго собираться?», «Обед был часа в 4 (16.00 – Н.Р.). После обеда сделали всего один переход и на привал встали. Я (З. Колмогорова – Н.Р.) зашивала палатку» (это на второй день похода – Н.Р.), «Колю сегодня не заставили дежурить» и т.д.

Группа Дятлова, походные фото

В поведении Игоря Дятлова наблюдается утрата интереса к путешествию, некоторая апатия (воздержусь от термина «депрессия»). Наверняка это временное явление, характерное практически для всех людей. Связано оно с накопившейся за время учебы усталостью, а возможно, с переживаниями по поводу отношений с Зиной Колмогоровой. Он носил в записной книжке ее портрет, но при этом грубил так, что девушка даже не смогла этого не отметить в своем дневнике: «Улеглись спать. Игорь весь вечер хамил, я просто не узнавала его. Пришлось спать на дровах у печки». А может быть, мыслями он был уже в деканате радиофака, куда его приглашали после окончания института?

Автор ни в коем случае не хочет принизить опыт и силу группы Дятлова. Вполне возможно, что на тот момент она была сильнейшей в УПИ и во всем Свердловске. Но описываемые дни не были «их» днями. Такое иногда случается. Никто же не скажет, что бразильцы – плохие футболисты. Напротив, они сильнейшие, но на Чемпионате мира 2014 года они проиграли немцам в полуфинале с несоразмерным счетом 1:7. Так сложились обстоятельства – «не их» это был день!

В деле Дятлова бросается в глаза всеобщая недооценка картографического материала. Достоверно не известно, какой картой пользовался сам Дятлов. Мы даже не видим его с ней ни на одном из известных фотоснимков. А ведь если знать, что было у него в руках – скопированная секретная километровка или синька с плохо читаемыми лесными кварталами, проще было бы понять и объяснить то или иное его действие. Карта Дятлова отсутствует и в уголовном деле. Этому моменту исследователями не уделяется должное внимание. Да и сами они в своих публикациях в лучшем случае ограничиваются известной схемой Е. Масленникова, которую тот рисовал в полевых условиях «на коленке», или мельчайшими фрагментами топографических карт, на которых условные обозначения закрывают гектары местности.

Что касается попытки объективного анализа реального положения дел в группе Дятлова в начале их последнего похода, то, безусловно, она способствует лучшему пониманию случившейся в дальнейшем трагедии.

Вероятно, в этот момент, вечером 31 января, в конце четвертого ходового дня Дятлов вносит изменение в заявленный маршрут: решает отказаться от спуска с Отортена на западную сторону Урала и организует закладку, которая позволит достичь горы Отортен налегке. Оставленные продукты и часть снаряжения получили название лабаза, что не совсем верно, поскольку формально лабаз – это оборудованный крытый навес на стойках. В случае с группой Дятлова я бы назвал это закладкой.

С места, выбранного под закладку, или, если угодно, под лабаз, не тратя время на их организацию, а просто побросав вещи в палатку (а еще лучше – оставив в ней 1-2 человек), при благоприятных метеоусловиях можно за один день сходить без рюкзаков на Отортен и вернуться обратно. Это 15-16 км в один конец. Наст на осевой линии хребта и его относительная пологость обеспечат скорость передвижения не менее 4-5 км/час. Вариант непростой, но ведь, в конце-то концов, это спортивный поход высшей категории сложности, а не воскресная оздоровительная прогулка! Ясно, что для подобного рывка нужен активный подъем, выход задолго до рассвета и никак не позднее 6.00 утра. Понятно, что и назад группа вернется в темноте.

Утром 1 февраля группа организовала закладку, взяла с собой продуктов на 3-4 дня, поленья (или одно полено) в качестве топлива для приготовления на походной печке горячей пищи и позже полудня отправилась в сторону Отортена. Вероятно, утром у костра была «издана» шуточная «стенная» газета «Вечерний Отортен» за 1 февраля 1959 года.

За ходовой день прошли не более 2 км, поднялись на восточный склон горы Холатчахл, где и об­устроили очередную ночевку, поужинали и отдыхали в палатке. Именно в этот момент произошло НЕЧТО, приведшее к трагедии и ее бессчетным исследованиям на многие ближайшие десятилетия…

ПОИСКИ В СНЕГАХ

Сейчас, как бы нам этого ни хотелось, оставим туристов наедине с их трагедией и перенесемся в дымный, заснеженный и родной Свердловск.

Мне неизвестно, выполнил ли Юдин просьбу Дятлова и сообщил ли он в спортклуб о переносе контрольного срока возвращения группы туристов в Вижай на 14 февраля. Так или иначе, но ни 12-го, ни 14-го числа отсутствие информации от Дятлова никого не взволновало: мало ли, задержались, затерялась телеграмма… Тревогу подняли 17 февраля родители. Еще 3 дня прошли в томительных ожиданиях. Наконец, 20 февраля было проведено собрание турсекции УПИ. Повестка: «ЧП с группой Дятлова!» Решено было силами студентов организовать поиски. Тут же началась запись добровольцев.

21 февраля на самолете Ан-2 на север области отправились председатель спортклуба УПИ Лев Семенович Гордо и член бюро турсекции – только что вернувшийся из похода уже знакомый нам Юрий Блинов. Их цель – облет маршрута Дятлова на самолете. На следующий день были сформированы три поисковых студенческих отряда под руководством Бориса Слобцова, Олега Гребенника и Моисея Аксельрода. Областные власти мобилизуют четыре отряда военных: капитана А.А. Чернышева, старшего лейтенанта Потапова, кинологов старшего лейтенанта Моисеева и саперов под командованием подполковника Шестопалова. Из геологической партии вызывается радист Егор Неволин. В поисках принимают участие манси-оленеводы. Прибывает корреспондент(!) свердловской молодежной газеты «На смену!» Юрий Яровой. Для экспертной оценки ситуации срочно вызываются из Москвы несколько опытных туристов. Руководство поисковыми отрядами возложено на мастера спорта по туризму Евгения Масленникова. Координацией действий военных и гражданских лиц занимается преподаватель военной кафедры УПИ полковник Г.С. Ортюков.

Факт формирования столь массовой спасательной экспедиции, по-моему, говорит о том, что и областные власти, и Комитет государственной безопасности были абсолютно не в курсе происходящего. В противном случае зачем и тем, и другим допускать столь огромное количество посторонних лиц, включая гражданских и даже журналиста, в районе происшествия?

М. АКСЕЛЬРОД: «Надо сказать, поиски были построены тактически безупречно. Четыре поисковые группы пересекли заявленный маршрут дятловцев в различных местах, что позволяло определить, до какого места добрались путешественники. Пятая группа шла по их маршруту. Забегая вперед, скажу, что именно ею (Б. Слобцовым и М. Шаравиным 26 февраля – прим. Н.Р.) была обнаружена палатка группы Дятлова.

Я попал в отряд, выброшенный вертолетом в район Отортена. Мы прошли десятки километров – никаких следов. Вдруг – шум двигателя. Не успели мы толком оглядеться, как над нами пролетел самолет и, дав круг, сбросил вымпел. Записка гласила: «Найдены пустая палатка и лыжи на склоне горы 1079». Лаконичное послание с неба не допускало никакой двусмысленности в отношении судьбы ребят.

В подавленном состоянии мы пошли в указанное место. Да, бесспорно, это именно их палатка стоит на мрачном склоне Холатчахла. Я сам принимал участие в ее шитье в 1956-м. Под палатку аккуратно, без спешки, уложены лыжи. Дата гибели ребят была установлена по записям в походном дневнике. В долине Ауспии они соорудили лабаз – закладку продуктов и снаряжения, не нужного выше границы леса. Это говорило о том, что ребята пошли в радиальный выход налегке, намереваясь через день-другой вернуться к базовому лагерю».

Работа поисковой группы на месте гибели туристов

Работа поисковой группы на месте гибели туристов

Б. СЛОБЦОВ: «Палатка располагалась на пологой части восточного склона горы Холатчахл, в 300 м от вершины (в 300 м от северо-восточного гребня, который от палатки выглядит вершиной массива; в 800 м от высшей точки Холатчахла – прим. Н.Р.) установлена была на заранее подготовленной заглубленной площадке, защищенной от западных ветров стенкой из снежных брусков и насыпанного снега. Один торец палатки был ориентирован на юго-восток к перевалу в долину Ауспии, другой – на северо-запад в долину Лозьвы. Людей в палатке не оказалось, но вниз в долину Лозьвы уходили следы. Они начинались от торца и продольного разреза в боковой стенке палатки и шли параллельно, то расходясь, то сужаясь. Следов насчитывалось местами восемь, а местами девять пар. И спускались они вниз как будто двумя шеренгами, то сближаясь, то расходясь, а длина шага составляла около метра. Среди них были следы разутых ног, но в носках, некоторые отпечатки оставили валенки, местами был различим отпечаток каблука лыжного ботинка. При этом следы столбиками возвышались над продуваемой ветрами поверхностью склона.

Спускаясь вдоль следов, ведущих от палатки по направлению к разлапистому кедру, заметно возвышающемуся на склонах отрога, мы сначала потеряли, а через некоторое расстояние вновь обнаружили следы, которые появились уже в березовом подлеске и вели вниз вдоль оврага (левого истока четвертого притока Лозьвы – прим. Н.Р.), ведущего к р. Лозьве. И, снова тщательно проглядывая местность, Михаил заметил вблизи кедра темный предмет. Перед кедром была ровная площадка, а на ней – остатки костра, вблизи в 2-3 метрах обнаружили Юру Дорошенко (его труп первоначально был идентифицирован как тело Семена Золотарева – прим. Н.Р.) – раздетого, с обожженными руками, а несколько в стороне (по др. данным – рядом – прим. Н.Р.) – Юру Кривонищенко в подобном же состоянии. Ребята были раздеты почти до нижнего белья».

27 февраля были найдены тела Игоря Дятлова и Зины Колмогоровой. Игорь лежал в 300 м выше кедра по направлению к покинутой палатке, Зина была обнаружена на той же линии, соединяющей кедр с палаткой, но на 250 м выше Дятлова. 4 марта примерно посередине между местами обнаружения Дятлова и Колмогоровой был обнаружен труп Рустема Слободина. Все тела были ориентированы вверх по склону, и все они мало напоминали жертв замерзания. Не было так называемых характерных поз эмбриона, когда страдающий от холода человек сворачивается в клубок, стремясь максимально уменьшить теплопотери. Не все пуговицы на одежде были застегнуты. Только у Слободина отмечено «ложе трупа» – наледь, вызванная первоначальным таянием снега под телом. На трупах не было следов насилия, за исключением трещины в левой височной кости у Рустема Слободина.

М. АКСЕЛЬРОД: «Причиной смерти всех найденных ребят было названо переохлаждение. На ногах у них были лишь шерстяные носки. Это сразу породило версию, согласно которой ребята, потеряв контроль над собой, разрезали палатку и кинулись вниз по склону навстречу своей гибели. Что явилось причиной? Чаще всего это связывали с яркой близкой вспышкой, сопровождаемой грохотом взрыва, но вслух об этом тогда не говорили. И, в общем-то, это подтверждалось косвенными данными. Многие наблюдали неестественное свечение каких-то небесных объектов на Среднем и Северном Урале в начале 1959 года. Яркие шары, пролетавшие в те дни по небу, видели в числе прочих известные туристы Г. Карелин, Р. Седов. Пульсирующий круг, движущийся по горизонтали, видел и я. О чем-то подобном сообщал один из февральских или мартовских за 1959 год номеров (заметка «Необычное небесное явление» в газете от 17 февраля – прим. Н.Р.) газеты «Тагильский рабочий»».

Похороны едва не завершились грандиозным скандалом. Поведение властей оказалось, мягко говоря, не блестящим. Первоначально партийные органы собирались похоронить туристов в Ивделе, и лишь после вмешательства секретаря обкома КПСС Куроедова 7 марта тела были доставлены в Свердловск. 9 и 10 марта ребят похоронили на разных кладбищах. Объявления о месте и времени похорон, развешенные в УПИ, были сорваны, процессию не пустили к главному корпусу института и, наконец, для прохода на кладбище разломали часть забора, запретив вход через центральные ворота!

ВЕСЕННЕЕ ПРОДОЛЖЕНИЕ ПОИСКОВ

Остальных дятловцев нашли в начале мая с наступлением теплых дней. Таял снег, по склонам гор побежали звонкие ручьи. Сначала на дне оврага в 50-70 м к юго-западу от кедра под плотным снегом глубиной около 4 м поисковики нашли настил из 14 молодых пихт, одной березки и лапника.

Полковник Г.С. Ортюков направил в штаб поисков радиограмму: «решил продолжить раскопку данного рва хотя сделать это очень трудно так как снег очень твердый тчк прошу дать указание забросить 6 очень прочных инженерно саперных лопат с прочной насадкой и две кайлы тчк предполагаю что погибшие находятся поблизости раскопки потребуют физически сильных и выносливых бойцов… ортюков».

Некоторое время спустя в 5-6 м ниже по течению ручья были обнаружены тела четверых ребят. Они лежали в такой последовательности в направлении от настила вниз по течению: Колеватов, Золотарев, Тибо, Дубинина. Очередные зловещие находки ни в малейшей степени не прояснили ситуацию, а только запутали ее.

Трое из них имели травмы, совершенно необъяснимые по происхождению и не укладывающиеся ни в одну из выдвинутых до этого версий происшествия. У Коли Тибо-Бриньоля у основания черепа обнаружена вмятина размером 7 на 9 см, у Люды Дубининой – симметричный перелом 5-6 ребер, у Семена Золотарева тоже переломы ребер, но, наоборот, все с одной стороны тела. У Дубининой и Золотарева отсутствовали глазные яблоки, а у Людмилы еще и язык!

В документе осмотра Дубининой отмечено отсутствие глазных яблок, отсутствие мягких тканей верхней губы справа с обнажением верхней челюсти и зубов, отсутствие мягких тканей в области надбровных дуг, переносицы, глазниц и левой височно-скуловой области. Кости лицевой части черепа частично обнажены. Далеко зашедшая мацерация пальцев рук и стоп обеих ног. Проще говоря, кожа с пальцев сползает вместе с ногтями и т.д.

Рядом с травмированными – замерзшая фигура Колеватова.

После весенних находок сложилась общая картина трагического финала: брошенная палатка на склоне Холатчахла, двое под кедром, трое, порознь лежащие на склоне по линии «палатка – кедр» и четверо – в ложбине-овраге правого истока четвертого притока Лозьвы рядом с настилом.

Анализ ситуации начну с того, что, руководствуясь здравым смыслом, не стану связывать гибель дятловцев с потусторонними, мистическими или иными непонятными силами. С ними мне никогда не доводилось встречаться. Я даже был бы рад их существованию, что весьма разнообразило бы нашу жизнь, но, к сожалению, оснований для этого нет. По этой же причине не нравятся варианты с неопознанными летающими объектами, карликами Арктиды, агрессивными инопланетными цивилизациями, диверсантами, шпионами и т.д. При величайшем уважении к Алексею Ракитину и его огромному, обстоятельному и интереснейшему исследованию, известному по 700-страничной книге «Перевал Дятлова», которая является для меня настольной, я не верю в деятельность любых спецслужб и суперагентов в забытых Богом дебрях Северного Урала.

Также я восхищен книгой Евгения Буянова, которую, будучи ее редактором, прочитал раз пять. Его доводы обоснованы, красивы и логичны. Книга тоже обрела статус настольной, и я уже почти принял его версию, но останавливало единственное обстоятельство: как с полученными наверху травмами люди смогли оказаться на дне оврага в 1,5 км от палатки? При работе над книгой меня постоянно не покидало ощущение, что истина где-то рядом и мы ходим вокруг нее. Евгений Вадимович много выступал в различных аудиториях, на презентациях, диспутах и т.п. Он зарекомендовал себя непримиримым сторонником лавинной версии, отвергающим на корню любые доводы оппонентов. Это привело к неприятию частью аудитории самого автора, а заодно и его лавинной гипотезы.

Версия событий за перевалом Дятлова должна быть простой. Мне представляются ошибочными попытки всех авторов различных версий объяснить в рамках своих предположений все без исключения обстоятельства дела. Наверняка многие из известных исследователям фактов не имеют отношения непосредственно к трагедии. Та же радиация на одежде могла быть получена случайно где-то на производстве, а мы пытаемся связать это с трагедией, безмерно осложняя себе задачу. Анализ татуировок Золотарева исключительно занимателен, на него можно потратить не один вечер, но относится ли он напрямую к делу, если нет даже полной уверенности, что судмедэксперт Б. Возрожденный исследовал именно его тело с татуировкой «Гена»? Зачем искать черную кошку в темной комнате, особенно если ее там, скорее всего, нет?

Последний тезис проиллюстрирую понравившимся мне примером из интернет-форума. Посадил человек себе на брюки жирное пятно, да и забыл про него. Проходит какое-то время, и этот человек погибает при загадочных обстоятельствах. Исследователи мучаются в догадках: как же объяснить происхождение этого пятна, не вписывающегося в их стройную теорию?

Также версия должна быть желательно «одинарной», то есть трагическим должен оказаться один-единственный фактор, а не два и более, сочетание которых выглядит маловероятным с чисто математической точки зрения. Перемножьте вероятности двух редких и притом невзаимосвязанных событий – произведение окажется ничтожно малой величиной!

65-Я2 ВЕРСИЯ

Но нам пора вернуться в вечер 1 февраля 1959 года к нашим туристам на холодный и пронизанный ветром склон Холатчахла. Вот какую мы видим картину. Из-за ухудшения погоды ребята не смогли пройти в этот день столько, сколько хотелось бы Игорю Дятлову. Поставили палатку на восточном склоне Холатчахла там, где 26 февраля ее нашли поисковики Б. Слобцов и М. Шаравин.

Шквал ветра, снегопад. Палатку начинает заносить, в ней становится все теснее и неуютнее. Золотарев и Тибо-Бриньоль одеваются и выходят наружу, чтобы очистить от снега скат палатки. Сделать это сложно, поземка наметает новые и новые порции снега на ненадежное убежище. Находящиеся снаружи предлагают сворачивать лагерь и уходить к границе леса. Игорь Дятлов принимает решение остаться в палатке.

Из-за снега всем уже не хватает места в палатке, там страшная теснота, под напором снега сторона палатки, обращенная к склону, лопается, через прореху внутрь набивается снег. Кое-как удается заткнуть разрыв чьей-то курткой. Самые опытные – инструктор туризма Золотарев и руководитель многих походов Тибо-Бриньоль – принимают решение уйти в лес, где намереваются развести костер и ожидать остальных.

Метет все сильнее. Через какое-то время на палатку обрушивается пласт снега и окончательно придавливает ребят. При этом практически никто не пострадал, но оставаться в палатке уже физически невозможно. Шок, стресс… Ребята не в состоянии вытащить из-под завала одежду и обувь, да и выйти очень трудно. Кто-то все же выбирается, видит внизу свет костра и призывает всех устремиться к нему. Расстояние кажется небольшим, что обычно и бывает в условиях ночи. Все воодушевляются принятием хотя бы какого-то решения. Палатка разрезается (им это не кажется чем-то экстраординарным: ничего страшного, как разрежем, так и зашьем – каждый вечер ее штопаем!), и туристы устремляются к желанному костру.

Возможно, кто-то хотел одеться на улице, прихватив с собой охапку одежды, однако на улице бросил ее, что может говорить не только о смертельной опасности дальнейшего пребывания у палатки, но и о необходимости догонять уходящую вниз группу. Я сам бы в это не поверил, если бы не был свидетелем аналогичного случая, имевшего место в Арктике в 1994 году. Один из опытных участников высокоширотной экспедиции поморозил пальцы.

– Как вы руки-то поморозили? Не так уж и холодно было…

– Варежку уронил!

– Ну и что?

– Поднимать было некогда. Отставал…

Стресс и холод в считанные минуты способны изменить до неузнаваемости человека, его поведение и мировосприятие.

Рустем Слободин на спуске поскользнулся, получил травму и отстал. Отстали и наиболее плохо экипированные Кривонищенко и Дорошенко. К костру, предположим, благополучно добрались Дятлов, Колеватов и обе девушки. Погрелись. Вернулись за тремя отставшими. Нашли только двоих. Их – Юр Кривонищенко и Дорошенко – притащили к костру и заставили обогреваться. Игорь с Зиной, еще погревшись (а, скорее, и без этого), продолжили поиски Слободина.

Схема расположения тел

Схема расположения тел

Четверка наиболее дееспособных пошла со­оружать убежище для ночлега, найдя метрах в 70 от кедра местечко в овраге, более или менее укрытое от ветра снежным надувом и склонами лощины. Описание оврага приводится в одном из интервью Юрия Кунцевича, Президента Общественного фонда «Памяти группы Дятлова»: «Овраг был достаточно глубоким… Высота склона, возле которого тела были найдены, от 3 до 5 метров, уклон 30-40o. Противоположный склон был пологим, расстояние (ширина) оврага приблизительно 40 метров».

Золотарев и Тибо-Бриньоль при участии Колеватова и Дубининой выровняли площадку и соорудили настил из молоденьких пихт и одной березки. Слой снега под настилом составлял, по оценкам поисковиков, 30 (Темпалов) – 50 (Аскинадзе) см. Четверка увлеклась работой, надеясь, что Юры поддерживают огонь. Но те, замерзшие и вымотанные, не смогли найти хорошее топливо для костра и замерзли. Четверка хватилась их поздно.

Заключительный акт. Закончив работы, четверка разместилась на настиле и приготовилась к холодной ночевке. Но их планам помешала стихия: в лощине произошла снежная подвижка. Характер травм обусловлен сочетанием многотонной массы плотного обвалившегося снега и рельефом местности. С настила снесло Колеватова, Золотарева, Тибо и Дубинину. Именно в такой последовательности – возможно, по массе тел (чем меньше масса, тем дальше) – разбросало их по дну оврага.

Поисковики откопали настил в овраге

Поисковики откопали настил в овраге

В пользу снежного обвала в лощине говорит такой неоспоримый и всеми обойденный вниманием факт. 1 февраля четверка расположилась на поверхности настила, а в конце того же месяца, погребенная под 4-5-метровым слоем сильно утрамбованного снега, ничем не выдавала поисковикам своего присутствия. В начале марта поисковики прощупывали весь овраг лавинными зондами, длины которых, очевидно, не хватило. Отметим, что все остальные участники трагедии были лишь слегка припорошены снегом. Откуда, если не вследствие снежного обвала, над несчастными оказалось ТАКОЕ количество плотного снега, для раскопки которого потребовались саперные лопаты и кайлы?

Сходу снега способствовали метеоусловия. Обращаемся за помощью к Е. Буянову: «Резкое падение температуры в ночь аварии вызвало перенапряжение снежного пласта из-за температурных напряжений. Дополнительными видимыми факторами схода обвала являлись порывы ветра, а также скачок атмосферного давления».Свою роль сыграл и протекающий по ложбине ручей.

Но разве может по этой ложбине сойти снег? В ней же полно растительности! В том-то и дело, что в настоящее время растительности много и сход снега маловероятен, но в 1959-м растительности в овраге практически не было. Это подтверждается не только анализом прежних и новых фотоматериалов, но косвенно и уникальным исследованием профессора биологии С. Шиятова. Сравнивая фотографии, сделанные ученым с одних и тех же точек в течение последних 50 лет, можно прийти к неоспоримому заключению: по всему Уралу за последние 40-50 лет существенно повысилась густота растительного покрова, и граница леса поднялась на 30-40 и более метров!

Буран наверху засыпал палатку, а внизу по ложбине сошла лавина. То есть трагическим оказался один-единственный фактор – неблагоприятные погодные условия.

Разумеется, что-то происходило не так, как описано выше, но общая канва событий представляется приблизительно такой. Детали, вероятно, навсегда останутся неизвестны.

Близкие к данной версии рассматривали в разное время корреспондент «Областной газеты» Римма Печуркина (1999), активный участник интернет-форумов Андрей Чупикин (2012), автор книг Сергей Фадеев (2014).

Слово Алексею Ракитину: «Строго говоря, отсутствие глаз и языка у Дубининой и глаз у Золотарева – это могильный крест не только на «лавинной» теории господина Буянова, но и всех прочих некриминальных версиях. Или, если угодно, осиновый кол в сердце; метафора, может, и жесткая, но точная. Именно поэтому авторы всех прочих «лавинных», «фирно-досочных», «стадо-лосиных» и прочих «мамонтовых» версий старательно избегают упоминания и обсуждения этих травм».

Язык. Да и глаза тоже… Важный аргумент. И все же считать доказанным фактом травматическое удаление глаз и языка не представляется возможным. Исходя из имеющихся данных, отсутствие указанных органов может быть объяснено посмертными явлениями. Тела долгое время находились на дне оврага в ручье, а затем несколько дней, ожидая вертолетной транспортировки, лежали на открытой поверхности при значительной плюсовой температуре.

В заключение позволю себе предположить, что ни руководство страны, ни КГБ, ни иные органы – никто и никогда не знал и не знает разгадки тайны перевала Дятлова. Не надо искать концы в сверх­сек­­ретных архивах. Их там нет! Если был бы замешан человеческий фактор, то какие-то сведения давно просочились бы наружу, тем более в последнее время, когда дело у всех на слуху. Ведь сорвана пелена секретности со многих других, куда более темных и зловещих тайн.

Не думаю, что кто-то запугивал и «накручивал» следователя Иванова, судмедэксперта Возрожденного, организаторов похорон и других официальных лиц – участников этих давнишних событий. Все они – жертвы собственной «внутренней цензуры». Ситуация странная и непонятная: никто ничего не знает, нет никаких указаний, перестрахуемся и мы на всякий случай!


2 На одной из встреч, посвященных памяти группы Дятлова, Президент Общественного фонда «Памяти группы Дятлова» Ю.К. Кунцевич сообщил, что существует 64 версии произошедшего на перевале.

 

Фото: открытые источники

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Свяжитесь с нами: admin@vsenaural.ru

Top